Питание для похудения от Ярослава Брина

Оригинал взят у amazonkal в Питание для похудения от Ярослава Брина
А вот Ярослав Брин делится всеми секретами своего питания, в отличие от Лены Миро не скрывает, какие продукты ест и какие добавки принимает...

Collapse )

Куклы (розовая сказка)

- Детка, ты будешь самой прекрасной, - в возбуждении говорила мама
Света скептически посмотрела в высокое зеркало. Полуторометровую гору из шифона, фатина и кружев венчала мальчишечья голова с короткой стрижкой. На самом деле голова принадлежала шестнадцатилетней девушке, выпускнице 20… года, от чего становилось еще печальнее. Она уже смирилась. Увернуться не удастся и по видимому ей придётся идти на вечер вот в этом кошмаре.
- Доча, к этому наряду обязательно нужна шляпка, а то голова какая то маленькая. И ты будешь самой прекрасной, - продолжала фонтанировать мама.
И ещё метлу пожалуйста, чтобы улететь отсюда к едрене фене!
Интересно, если отпороть от подола кружево, мама заметит? Света покосилась на родительницу и вздохнула. Ещё как заметит. И пристрелит на месте. А это кружево так подошло бы к наряду принцессы! Ей срочно надо доделать заказ и эта поездка так не кстати!
- Мамочка, мне очень нравится! Давай возьмем его?
- Ты думаешь?
Мама подозрительно посмотрела на дочь и отошла на пару шагов в сторону.
- Ну-ка, покрутись!
Света крутанулась вокруг своей оси, запуталась в подъюбниках и, если бы не услужливый продавец, точно бы растянулась на глянцевом полу.
Мама тяжело вздохнула и вынесла вердикт:
- Едем в «Элегию». Переодевайся.
Домой они вернулись затемно. Света рухнула на кровать и закрыла глаза. Как она устала! Она отдохнет две минутки и начнет шить. Пожалуйста, всего две минуточки!
Когда Света проснулась, на часах было 6 утра. Мама заботливо укрыла её пледом, на столе стояли 3 коробки. Самая большая – с платьем. Сверху – со шляпой (уууу!!!!!!!!) и самая маленькая – с обувью. Ладно хоть эта проблема решена и мама нашла что хотела.
Она сладко потянулась. Надо же, умудрилась вчера уснуть! А через несколько часов куклу надо сдать заказчику. Что же – подъём!
Света попрыгала, пытаясь проснуться и подошла к рабочему столу. Принцесса приветливо смотрела на нее.
- Доброе утром, моя хорошая, - поздоровалась Света и взяла в руки кукольное платье
Шитьем она увлеклась в детстве. Напротив их дома располагалась швейная мастерская и в большую коробку у черного входа выкидывались обрезки и лоскутки тканей. Девчонки со всех окрестных домов растаскивали их по всем дворам, вызывая ворчание дворников.
Маленькой Свете не давали в руки ножницы и иголки и тогда она прикладывала к куклам ткани, завязывая их узелками. Или брала у мамы скрепки и каким то немыслимым образом скрепляла одежду. Её куклы были одеты в настолько фантастически красивые наряды, что даже взрослые рассматривая их, цокали в восхищении.
Перед первым классом они переехали в другой район. Началась школа. Коробку с куклами мама убрала на антресоли, а ей на стол положила гору учебников.
- Доченька, ты – дочь профессора Семеновича, внучка академика Гвоздикова. Ты просто права не имеешь быть рядовой и учиться плохо. Только отличница, только Москва и только МГУ!
Света старалась как могла, но в её крохотную головёнку никак не желали укладываться все эти буквы и цифры! Французский алфавит путался с русским, а русский с английским. Баку оказывалось в Ливии, а Средиземное море – в Азии. Синусы путались с тангенсами, а слоны вили гнёзда….
Не помогали ни толпы репетиторов. Ни открытые уроки, которые отец и дед регулярно проводили в её школе. Ни многочисленные финансовые вливания в бюджет школы и конкретных учителей. Ни даже домашние аресты не приносили ощутимых плодов.
Безвылазно Света сидела за своим столом и зубрила – зубрила – зубрила... Она могла более – менее сносно ответить на уроке, но к проверочной контрольной и тем более годовому экзамену все знания напрочь выветривались из её головы. Педагоги грустно вздыхали, закрывали глаза и выводили в журнале итоговую «3»
- Семенович! Это – исключительно из уважения к твоему отцу и деду! – говорили они.
Можно подумать, она сама не понимала.
А ей так хотелось, чтобы ею гордились!
И это были ещё не все ужасы её жизни. Каждый раз, подходя к зеркалу, Света старалась отвернуться. Жидкие волосенки, выпученные, как у жабы глаза и воспаленная угреватая кожа – вот уж красота неописуемая! К тому же – сильнейший сколиоз от постоянного сидения за столом.
Она вечно ходила в каких то балахонах или мальчишечьей одежде, доставшейся от старшего двоюродного брата, отчего еще сильнее становилась похожей на горбуна, больного рахитом.
- А за что тебе красивые вещи покупать? – строго спрашивала мама

Когда Света училась в девятом классе, с отцом случился инсульт. К счастью, мама спохватилась вовремя, все отделались легким испугом, но на 3 летних месяца родители уехали куда то за границу для реабилитации после болезни.
Так и случилось, что на всё лето Света осталась в квартире с одной бабушкой - академик Гвоздиков к той поре скончался. Перед отъездом мама оплатила всех репетиторов и строго настрого запретила свекрови выпускать внучку из дома.
Первое, что сделала Маргарита Семеновна, как только закрылась входная дверь, она обзвонила всех учителей и отменила занятия.
Второе – дала внучке денег на косметолога и новую одежду.
И третье – попросила достать с антресолей старый патефон
- Понимаешь, Светочка, мама твоя считает патефон жутким мещанством, вот и закинула его подальше. А я бы с удовольствием насладилась старыми записями!
Ища пластинки, Света натолкнулась на коробку, из которой торчала кукольная ручка. Боже, как давно это было! Она с трепетом перебирала свои игрушки и гладила маленькие платьишки… До приезда родителей оставалось три месяца…

- Маргарита Семеновна, Света! Мы дома! – раздалось из прихожей сопрано матери.
Света выскочила из своей комнаты и бросилась обниматься с родителями
- Мама, папа! Как я рада, наконец то!!! - прыгала она от радости вокруг них - Как хорошо вы выглядите после отдыха!!!
- Да и ты не плохо - медленно произнесла Юлия, внимательно оглядывая дочь. Вроде бы всё та же, но какая то другая... - Вы тут как поживаете? Как успехи в учебе?
Ей очень не понравилась ответная реакция. Света как то затихла, а свекровь вышла вперед и приняла чуть ли не защитную стойку
- Юленька, - слащаво пропела она, - Я подумала и отменила некоторые занятия....
- Так....
Тоном, не предвещающим ничего хорошего произнесла невестка, - И какие именно?
- Ну... Все...
Юлия села на пуфик и начала глубоко дышать, пытаясь успокоиться.
- И чем же вы тут занимались целых 3 месяца? Я даже не спрашиваю, на что вы потратили выделенные средства.
- Мамочка, - наконец то выступила дочь, - пошли в мою комнату, я все тебе покажу! Уверена, тебе понравится! Я специально не отдавала работы заказчикам, ждала, когда ты приедешь!
Муж сразу ушел в свой кабинет. Он не считал необходимым вмешиваться в процесс воспитания. Для этого есть Юля и мама. Если понадобится его вмешательство, жена тезисно донесет до него проблему и он примет решение. В данном случае необходимости своего присутствия он не видел.
Юлия поднялась и не разуваясь пошла в комнату Светланы. Распахнула дверь и увидела ... кукол. Много кукол! Они сидели на подоконнике и глядели на нее
- Смотри, я самая красивая, - сказала одна
- Вот еще, - перебила ее другая - Я намного симпатичнее. И платье у меня красивее!
- Ха, - вступила третья - Вам остается только завидовать моему шлейфу! - она подняла тонкую ручку и провела ей по тончайшей ткани
- Нашли о чем спорить - раздался голос с заднего ряда. Кукла в наряде восточной красавицы сделала шаг вперед и произнесла - Каждый разумный человек сам поймет, кто тут самый красивый. Так что не надо лезть напролом.
Юля помотала головой и закрыла глаза. Потом осторожно их открыла. Наваждение исчезло. Куклы молча сидели и не шевелились. Это были самые обычные куклы из самого обычного магазина. Только вот их платья…
Если бы феи прилетели на Землю и одели этих кукол, то они не смогли придумать ничего лучшего!
- Это... - Закашлялись мама - Это ты сделала?
- Да... - прошептала Света, со страхом смотревшая на мать.
Однажды, много лет назад, ее увлечение было безжалостно заброшено на антресоли в угоду учебе. Прошло 9 лет, оценками и знаниями она похвастаться не могла. Красотой и фигурой - тоже.
За что ее было любить? Как ею можно было гордиться?
- Сережа! - вдруг закричала Юля
На крик прибежал изумленный отец.
- Сережа, посмотри, что умеет наша Света!!!

Прошло два года. Куклы, сделанные ее руками, продавались не только в России, но и далеко за рубежом.
От одного только отказывалась Света - от интервью. Она по прежнему была гадким утенком со страшненькими волосиками и угрястым лицом.

- Вы просто волшебница, - сказал заказчик, беря в руки принцессу, - Вы уже дали ей имя?
- Олег, обычно я не даю куклам имена - улыбнулась Света, - Это делают сами хозяева.
- А помогите мне пожалуйста назвать ее.
Света еще раз внимательно посмотрела за клиента
Молодой мужчина лет 35-ти, несколько помятая одежда и легкая небритость. Много работы или просто лень ухаживать за собой?
- Светлана! - мужчина заглянул ей в глаза, - Я заказал эту куклу для своей сестры. Сейчас она находится в больнице, скоро ей предстоит тяжелая операция. Врачи запретили ей говорить, а сегодня у нее день рождения - ей исполняется 6 лет. Она давно просит вашу куклу, я не мог ей отказать. Вы не переживайте! - воскликнул он, увидев печаль на лице девушки, - С ней все будет хорошо. Только надо еще чуть - чуть подождать.
- Ну хорошо! давайте назовем ее Юля!
- Юля... Юлия... - попробовал "на вкус" это имя ОЛег - Мне нравится! Вы знаете - у меня идея!
А давайте мы подарим ей эту куклу вместе!
Светлана растерялась. Как воспринимать это предложение? Как приглашение на свидание или просто как продолжение своей работы?
- Хорошо - решилась она, - я поеду с вами!
Она отбросила всю работу (в конце концов - вся ночь впереди) и поехала в ЦКБ поздравлять Риту.
Девочка лежала в отдельной палате под полным присмотром медперсонала и отчаянно скучала. Надо было видеть ее счастье, когда она получила подарок! Это стоило даже не одной бессонной ночи!!!
Они ели купленную пиццу (полкусочка даже разрешили дать Рите), пили сок, а Олег развлекал их своими разговорами.
Как же было жалко, когда вечер закончился!
- Света, можно я завтра приду к тебе? - спросил Олег на пороге квартиры – В больнице я один с ума сойду, пока идет операция.
- Да, да, конечно, - поспешно согласилась Света.
На следующий день Олег пришел с самого утра и сел на диван, сжимая в ругах сотовый телефон. Девушка как могла старалась отвлечь мужчину от переживаний. Сначала она рассказывала о свое работе. А потом совершенно неожиданно для самой себя она рассказала ему всё про себя. Как она старалась быть достойной своих предков. Как ей хотелось быть хоть чуточку такой же красивой как мама. Как ей хотелось не быть в классе белой вороной. И как у нее ничего не получалось…
Наконец раздался долгожданный звонок, напряженное лицо Олега разгладилось, и он улыбнулся:
- С Ритой всё в порядке. Поехали к ней?
- Конечно, - вскочила Света
Целых три недели каждый день она ездила с Олегом к Рите и получала истинное наслаждение от этих поездок.
- Завтра Риту выписывают, - сказал однажды Олег, - Я сразу отвезу её в Швейцарию, на восстановление. И потом ей снова разрешат разговаривать
- Я очень рада, - ответила Света, - А у меня завтра выпускной…
Глупая… Она надеялась, что он пойет с ней…
С тех пор, как Света начала одевать кукол, она стала известной в своей школе. Её по прежнему шпыняли и теперь к обычным оскорблениям добавились обидные фразы, типа "дизайнерша деймовочная" и "кукольный портной". Света терпела, убеждая себя, что это все от зависти. Осталось совсем чуть - чуть. Все экзамены сданы, ей только надо одеть тот ужас, что купила мама, получить аттестат и навсегда забыть о проведенных здесь 10 годах жизни.

Света сидела на первом ряду актового зала рядом с мамой. Большинство девчонок нарядились в супер мини и щеголяли по залу, демонстрируя всем свои коленки и нижнее белье. И лишь немногие могли похвастаться наличием рядом суровой мамы и пяти метров ткани на себе. Еще и эта дурацкая шляпа! За что эй это?? Боже, пусть вечер скорее закончится. Она не собиралась оставаться на бал, ей бы только аттестат получить и сбежать поскорее!
- Семенович Светлана, - наконец сказала директриса и Света поспешила на сцену
- Сегодня мы выпускает в большой мир... - начала Ольга Петровна, а в зале раздался презрительный голос Акулины
- Эта порниха себе тоже сама платье шила? Такая же уродливая, как все ее куклы!
Только не расплакаться. Света до боли укусила зубами нижнюю губу и впилась ногтями в ладони. Не плачь! Терпи! Только не здесь! Не перед ними! Она не заметила, как вдруг замолчала Акулина, как поперхнулась и замолкла директриса.
- Простите, я опоздал, - раздался сзади знакомый голос.
Светлана обернулась и увидела Олега. Невозможно прекрасного, в белом костюме, на фоне которого алые розы горели еще ярче.
- Простите, Ольга Петровна, я немного опоздал, - повторил он.
- Ой, Олежик, - вдруг залебезила та, - Ты… Вы… так давно к нам не заглядывал... заглядывали… На выпускном наверно последний раз, да...
- Да Ольга Петровна, вы как всегда правы, мы с вами последний раз виделись на моем выпускном, - улыбнулся Олег.
- Ты поняла, кто это - на весь зал зашипела соседке Акулина - Это же Олег Затойнов, третье место в «Фобс» по России за прошлый год! Оооооооооо!!!!!!!!!!!
- А мы тут... - совсем растерялась директриса.
- Девочка моя, ты уже получила аттестат? - спросил вдруг Олег
Света сначала завертела головой, а потом уставилась на Олега. Это он кому? Ей?
- Ну ты что, родная?
Он легко вскочил на сцену, отдал ей громадный букет и буквально вырвал из рук Ольги Петровны документ
- Дамы и господа, - сказал Олег в микрофон. Разрешите вас от всей души поздравить с окончанием школы! В вашу честь будет дан праздничный салют. И на набережной стоит теплоход, оплаченный на всю ночь. Гуляйте! Веселитесь! Это ваш последний день в школе! К сожалению, мы со Светланой вынуждены вас покинуть, у нас с невестой самолет через два часа. Ну что, моя прекрасная принцесса, пошли? – обратился он к Свете.
В гробовой тишине, крепко держа задеревеневшую Свету под руку, Олег вывел ее из зала. Мимо замерших одноклассников и их родителей, мимо опостылевших педагогов и мимо онемевшей матери.
Она шла вдоль зеркальной стены и никак не могла понять - кто это рядом с Олегом? Такая высокая и стройная, в шикарном синем платье со шлейфом! И где она взяла такую божественную шляпку? Обязательно надо сделать такую для очередного заказа.
У поворота на лестницу она натолкнулась на незнакомку в зеркале прямо перед собой и замерла. Есть же такие красавицы на свете! Вроде у девушки проблемы с кожей. И волосы не слишком пышны... Зато этот взгляд!!! Эти огромные сияющие глаза!!!
Нет, никогда ей не стать столь же прекрасной…

Маска.

Оригинал взят у linda_saule в Маска.
Следующее произведение написано vvsto4ka.
Мне хочется написать к нему небольшой отзыв, тем более автор обратился ко мне с таким пожеланием.
   
        У нас страна непроницаемых лиц. Мы не умеем или не привыкли открыто проявлять то, что на душе. Редко открываемся незнакомым сходу, с трудом "читаем" более подвижную мимику иностранцев: итальянцев, американцев или французов. Так уж повелось. Не зря у нас говорят: на пустом лице и царапина - украшение. Эта особенность очень заметна в местах, где люди существуют бок о бок продолжительное время. Например, в офисах. Там все сливаются, сознательно или бессознательно "надевают маски" и приступают к игре под названием "офисная жизнь". vvsto4ka написала замечательную жизненную зарисовку о том, как много сокрыто в самой неприметной с первого взгяда женщине, сколь немногим позволяет она себя узнать, не желая размениваться по мелочам, прячась за своей спасительной маской. И за эту особенность мы уже готовы назвать ее трусихой, но дочитав рассказ до конца, понимаем, что иного выхода у нее не было. Потому что в мире масок жить страшно и, срывая покров в надежде увидеть человеческий облик, мы можем открыть для себя страшную истину: маски на самом деле и не было.





Маски.

- Кто идет? Кто идет? – возбужденно шептал Гоша из своего угла – Народ, ну, быстрее решаем! Деньги кому сдавать? Кто идёт?

Все мигом уткнулись носами в компы и усиленно делали вид, что работают. В принципе, сгонять «по быстрому» можно. И даже нужно! Но участи Иванкина никто удостоиться не хотел. Неожиданно вернувшийся шеф (угораздило же его забыть документы!) столкнулся нос к носу с Серегой прямо в лифте. Иванкин попытался спрятать пакет за спиной, уронил его, разбил к чёртовой матери все бутылки и со скоростью пробки вылетел с работы. Нет, шеф не был идиотом, он прекрасно понимал, что тарился Иванкин не только для себя. Но вот такая у него была «китайская месть» - сидите тут теперь и мучьтесь от чувства вины – выпить хотели все, а досталось одному.

- Ну, кто? Кто? – не прекращал вопрошать Гоша

- Сам и иди, - буркнул кто то

- Я не могу! – услышал тот – У меня 2 детей, тёща, неработающая жена и ипотека на 25 лет! О! Вера!

Гошу как подбросило на стуле. Он метнулся за перегородку и подлетел к одиноко стоящему столу

- Веруньчик! Чем занимаешься?

Разумеется, та никак не отреагировала. Но уж больно Гоше хотелось выпить!

- Верочка, ты же у шефа на особом счету! Ему и в голову не придет в чем то заподозрить тебя! Я попрошу охрану, они сами съездят, купят, ты только в бауле своём необъятном сюда занеси, а? Ну, что тебе стоит? Золотце ты наше!
Он протянул было руку, чтобы погладить рыжие волосы, но натолкнулся на такой ледяной взгляд, что рука сама поспешила спрятаться за спиной.

- У, гадюка! – прошипел он себе под нос и вернулся за свой стол. Через секунду тишину снова прорезал его голос:

- Ну мужики, ну вы чего! Может тогда в «Омегу» рванём? Ну скажем дома, что опять Костян лютует, аврал, мол...

«Алкашня проклятая!» - презрительно думала Вера – «Ни одного путёвого мужика в офисе не осталось! Последний нормальный Костя был, но как директором стал – всё, и этот пропал!»

Она уже и сама не помнила, сколько тут работала. Может семь лет, может уже и все десять. Как пришла сюда на преддипломную практику, так тут и осталась. Даже стол был тем же самым! Когда переезжали в этот офис, Вера сама выбрала этот уголок за перегородкой. Проход был настолько узким, что не все даже знали о наличии тут закуточка. Еле - еле поместились стол и кресло. Шкафа не было, да и какие у нее были документы? Все её документы хранились в компьютере. Вот ему мог позавидовать кто угодно! Лучшего не было даже у шефа! Но и шефу до нее было как до Луны! Все самые сложные программы писались Верой и только на этапе доработки, когда испортить что то было уже нельзя, она передавала разработки мальчикам.

«Мальчики, блин! Самому младшему 35, у всех семьи, куча отпрысков и мысли – как бы выпить, чтобы шеф не узнал»

Разумеется, она могла пронести выпивку. Более того, она могла взять бутылку водки, залезть к Костику на стол и глушить водяру там. А шеф бы только бегал с тазиком, а потом на руках домой бы отнес. И слова не сказал! Потому что фирма его существует до тех пор, пока в ней существует Вера. Это он пусть «мальчикам» лапшу вешает о своей гениальности, благодаря которой им делают заявки даже заграничные партнеры. Хватит и того, что она все эти годы терпит косые взгляды!

Числилась она личной помощницей шефа. Сначала её считали любовницей предыдущего начальника. Поэтому, когда Петр Иванович неожиданно умер, а на его место пришел сын Костя, все ждали, что Верку уволят. Но нет! Она по прежнему тенью прошмыгивала в свою коморку в 9 утра, выходила оттуда в 13-00. В 14-00 она возвращалась и до 6 вечера не показывалась. Она никогда не задерживалась, авралы её не интересовали, в посиделках она не участвовала, деньги на дни рождения, свадьбы и похороны не сдавала. Все давно воспринимали Веру как предмет интерьера, громко, не стесняясь обсуждали жён и любовниц, сравнивали марки презервативов и гадали, был ли у Верки хоть один мужик. А если был, то на что он польстился? Поначалу были опасения, что Верка может их заложить шефу. Время шло, стало понятно, что женщина нема как рыба и на нее вообще перестали обращать внимание.

- Московское время 18 часов, - прозвучало из динамика.

Вера вышла из за перегородки и окинула взглядом комнату. Десять столов, десять идиотов, мизинца её не стоявших! Десять пар глаз, разглядывающих ее наглухо застегнутую синюю блузку, мешковатые брюки и не меняющийся долгие годы «пучок» на голове.

- До свидания, - ровным голосом сказала Вера и, чеканя шаг, вышла из кабинета

- Пока. До свидания, - попрощался с ней нестройный хор голосов.



Вера свернула за здание, минула строительную площадку и скоро открывала ключом входную дверь в квартиру. У неё была малолитражка, но жила она всего в десяти минутах ходьбы от офиса, путь на машине занял бы гораздо большее время. Лучше пешком. Первым делом включила мощнейший кондиционер с блоками в каждой комнате и пошла в ванную комнату. Вынула шпильки из волос, скинула кофту и брюки на пол, переступила через них и замерла, с удовольствием разглядывая себя в огромном зеркале. Ровный загар из солярия, копна огненно красных волос и дорогущее бельё.

«Мальчики, да вы в месяц столько не получаете, сколько стоит этот комплект» - злорадно мелькнуло в голове. Она не торопясь сбросила с плеч бретельки, расстегнула крючочки бюстгальтера и обнажила грудь. Сняла трусики и ещё несколько мгновений любовалась собой, прежде, чем отправиться в душ. Свое тело Вера любила и не жалела денег для ухода за ним. Только элитные крема и лосьоны, лучшие массажисты и косметологи, самые дорогие парикмахер, диетолог и тренер.

Вера вышла из ванной в тапочках и чалме на голове - по дому она любила ходить обнаженной. Подошла к музыкальному центру и щелкнула пультом. Грохот тяжелого рока заполнил квартиру. Когда она заселилась, соседи попытались было «вправить ей мозги» - у кого ребенок, кто со смены отдыхает. Но Веру не впечатлил ни один аргумент. Она с абсолютным презрением смотрела собеседнику в глаза и молчала.

Каждый рабочий день в 18-30 она включала музыку, ставила на стол коньяк, клала пачку сигарет и до 19-30 никто и ничто не могли её побеспокоить. Две рюмки коньяка и 2 выкуренные сигареты. В 19-30 музыка замолкала.

«Омега», говорите? Идею кинул Гоша и, значит, как минимум восемь из десяти пойдут в клуб. Если не все десять.

Не торопясь Вера достала из гардеробной чистый комплект нижнего белья. Пожалуй, белый. Волосы под шапочку, сверху парик – блонд. Чёрные чулки. Белые босоножки. Красная юбка. Белый топ. Аксессуары. Синие линзы. Тон. Пудра. Синие тени. Чёрная тушь. Красные губы. Красные ногти. Ждем 5 минут. Белый клатч. Три пшика «Nina Ricci». Она готова к выходу.

Небрежной походкой Вера зашла в «Омегу». Просканировала глазами помещение. Ага, вот они. Один, два, три,… девять. Значит один таки улизнул. Аккуратно покачивая бедрами прошла мимо их столика, чуть споткнулась и охнула, чтобы её заметили и села у барной стойки, в трех метрах.

- Девушка, вы не скучаете? – возник рядом Гоша

- Может быть, - так, немножко хрипотцы в голос. Чуть – чуть…

- А может присоединитесь к нам? Мы тут отмечаем успешное окончание проекта, сугубо мужская компания. Вы стали бы её украшением. Меня зовут Георгий, а вас?

- Гоша, значит, - сразу спустила его на землю Вера, - Я – Марго.

- Марго – Марго! Прекрасная Марго! Так вы скрасите наше одиночество?

«Кто бы моё скрасил?» печально подумала Вера, а вслух произнесла:

- Непременно!

«Мальчики» из ее фирмы собирались вот на такие посиделки регулярно. А когда на самом деле заказчику сдавался очередной проект, то оплачивал их сам шеф. Жадным Костя не был. Поэтому отмечали в «Фараоне», а то и того круче – в «Олимпе».

Своё присутствие на подобных мероприятиях Вера считала милым развлечением. Возможности для перевоплощения были практически безграничными: её блеклое лицо позволяло «нарисовать» на себе как женщину – вамп, так и деревенскую простушку. А большие доходы (кроме работы у Кости, Вера не гнушалась брать заказы по взлому программ и сайтов) позволяли иметь практически безграничный арсенал косметики, париков и одежды. Плюс – долгие годы игры в театральной студии…

Заканчивались вечеринки всегда одинаково – Вера выбирала себе кавалера и уходила с ним в мотель. Если присутствовал Костя, то таким кавалером всегда становился он.

Костю Вера любила. Преданно, верно и…. без малейшей надежды на взаимность. Влюбилась с первого взгляда, когда он пришёл в её группу детского сада и не переставала любить все эти годы. Не имея возможности стать его девушкой, она стала его другом, его руками и ногами, его головой. Вслед за ним пошла учиться на программиста и преуспела на этом поприще гораздо больше его. Была его «жилеткой» последние 25 лет жизни. Ложилась к нему в постель по первому зову и беспрекословно уступала место его многочисленным любовницам. Такой была Вера.

Иными женщинами была Марго и ей подобные. Они мстили Косте за унижение Веры, позволяя себе выплеснуть ему в лицо бокал вина и расцарапать спину. До исступления они занимались с ним сексом в придорожных мотелях, вырывая у него признания «Ты была Божественна!». Вера этих слов не удостоилась ни разу.

- Э, народ, щас Костян приедет, - сказал кто то

- А нахрена ты ему сказал, где мы? – сразу раздались возмущенные голоса.

- А что я должен был ему сказать? – оправдывался Диман – Вы тут ржете как кони, а я должен говорить, что ребенка спать укладываю?

- Да пусть приезжает, - высказался Гоша, - Глядишь заплатит за всех! А вы слышали, что у него Катька беременная?

«Как??» - чуть не закричала Вера и замерла

- Я позавчера с ним домой ехал, так он аж светился от счастья, - продолжал говорить Гоша, - Рассказывал, что они три года лечились, чтобы жена забеременеть смогла. Так там вроде даже двойня!

- О! Мужик! - послышалось одобрительное.

Вера задыхалась.

На прошлой неделе, благосклонно принимая её ласки в постели, Костя рассказывал, как опостылела ему эта Катька. И, если бы не сын, бросил бы он ее давно.

Марго медленно поднялась со стула и, не одевая босоножек, вышла на улицу.

- Марго, красавица, ну ты куда? - раздался сзади голос пьяного Гоши

«Провалитесь вы все!», - сквозь слезы шептала Вера. Она судорожно сорвала с себя парик, зашвырнула его в мусорку и растрепала волосы. С размаху кинула вбок клатч и услышала негромкий вскрик. В нескольких метрах от нее стоят Костя и потирал ушибленное плечо. Вера замерла. Яркий фонарь освещал ее рыжие волосы и размазанный макияж.

- Вера? - неуверенно спросил Костя

Он сделал пару шагов к ней, схватил за плечи, потом отбросил волосы с лица и с силой провел ладонью по глазам и щекам, снимая остатки макияжа

- Вера?!?

Она вырвалась и зло прошипела, цитируя чей то афоризм:

- Не срывай с людей маски! Это могут оказаться намордники!

Размахнулась и со всей силы залепила ему пощечину, развернулась и пошла вниз по проспекту.

Дошла до набережной, выскользнула из одежды и голышом нырнула в прохладную воду. Смыла с лица остатки косметики, отодрала накладные ногти и улыбаясь смотрела, как они уплывают по волнам вдаль.

Вера вдруг почувствовала себя абсолютно свободной, перевернулась на спину и закрыла глаза.

А на берегу стояли десять мужчин и смотрели на неё.



Друзья, напоминаю, если вы хотите опубликовать свое произведение на страницах моего блога, пожалуйста, присылайте его (или ссылку на него) в лс. С удовольствием напишу рецензию, если будет желание ее получить.

Окно Овертона

https://nstarikov.ru/blog/36349 - взято тут


Сегодняшние попытки выдать отклонение за норму, а порок за предпочтение, имеют своей целью расчеловечивание. Ни больше и ни меньше. Всего человечества.
И для этого используются специальные технологии манипулирования.

Об этом и пойдет рассказ.

«Всё прогрессивное человечество, как нам говорят, абсолютно естественным образом приняло геев, их субкультуру, их право заключать браки, усыновлять детей и пропагандировать свою сексуальную ориентацию в школах и детских садах. Нам говорят, что всё это — естественный ход вещей. Нам лгут.

Ложь о естественном ходе вещей опроверг американский социолог Джозеф Овертон, описавший технологию изменение отношения общества к некогда принципиальным для этого общества вопросам.

Прочитайте это описание и станет понятно, как легализуют гомосексуализм и однополые браки. Станет совершенно очевидно, что работа по легализации педофилии и инцеста будет завершена в Европе уже в ближайшие годы. Как и детская эвтаназия, кстати.

Что ещё можно вытащить оттуда в наш мир, используя технологию, описанную Овертоном?

Она работает безотказно.

***
Джозеф П. Овертон (1960-2003), старший вице-президент центра общественой политики Mackinac Center. Погиб в авиакатастрофе. Сформулировал модель изменения представления проблемы в общественном мнении, посмертно названную Окном Овертона.
***

Джозеф Овертон описал, как совершенно чуждые обществу идеи были подняты из помойного бака общественного презрения, отмыты и, в конце концов, законодательно закреплены.

Согласно Окну возможностей Овертона, для каждой идеи или проблемы в обществе существует т.н. окно возможностей. В пределах этого окна идею могут или не могут широко обсуждать, открыто поддерживать, пропагандировать, пытаться закрепить законодательно. Окно двигают, меняя тем самым веер возможностей, от стадии «немыслимое», то есть совершенно чуждое общественной морали, полностью отвергаемое до стадии «актуальная политика», то есть уже широко обсуждённое, принятое массовым сознанием и закреплённое в законах.

Это не промывание мозгов как таковое, а технологии более тонкие. Эффективными их делает последовательное, системное применение и незаметность для общества-жертвы самого факта воздействия.

Ниже я на примере разберу, как шаг за шагом общество начинает сперва обсуждать нечто неприемлемое, затем считать это уместным, а в конце концов смиряется с новым законом, закрепляющим и защищающим некогда немыслимое.

Возьмём для примера что-то совершенно невообразимое. Допустим, каннибализм, то есть идею легализовать право граждан на поедание друг друга. Достаточно жёсткий пример?

Но всем очевидно, что прямо сейчас (2014г.) нет возможности развернуть пропаганду каннибализма — общество встанет на дыбы. Такая ситуация означает, что проблема легализации каннибализма находится в нулевой стадии окна возможностей. Эта стадия, согласно теории Овертона, называется «Немыслимое». Смоделируем теперь, как это немысливое будет реализовано, пройдя все стадии окна возможностей.

ТЕХНОЛОГИЯ

Ещё раз повторю, Овертон описал ТЕХНОЛОГИЮ, которая позволяет легализовать абсолютно любую идею.

Обратите внимание! Он не концепцию предложил, не мысли свои сформулировал некоторым образом — он описал работающую технологию. То есть такую последовательность действий, исполнение которой неизменно приводит к желаемому результату. В качестве оружия для уничтожения человеческих сообществ такая технология может быть эффективнее термоядерного заряда.

КАК ЭТО СМЕЛО!

Тема каннибализма пока ещё отвратительна и совершенно не приемлема в обществе. Рассуждать на эту тему нежелательно ни в прессе, ни, тем более, в приличной компании. Пока это немыслимое, абсурдное, запретное явление. Соответственно, первое движение Окна Овертона — перевести тему каннибализма из области немыслимого в область радикального.

У нас ведь есть свобода слова.

Ну, так почему бы не поговорить о каннибализме?

Учёным вообще положено говорить обо всём подряд — для учёных нет запретных тем, им положено всё изучать. А раз такое дело, соберём этнологический симпозиум по теме «Экзотические обряды племён Полинезии». Обсудим на нём историю предмета, введём её в научный оборот и получим факт авторитетного высказывания о каннибализме.

Видите, о людоедстве, оказывается, можно предметно поговорить и как бы остаться в пределах научной респектабельности.

Окно Овертона уже двинулось. То есть уже обозначен пересмотр позиций. Тем самым обеспечен переход от непримиримо отрицательного отношения общества к отношению более позитивному.

Одновременно с околонаучной дискуссией непременно должно появиться какое-нибудь «Общество радикальных каннибалов». И пусть оно будет представлено лишь в интернете — радикальных каннибалов непременно заметят и процитируют во всех нужных СМИ.

Во-первых, это ещё один факт высказывания. А во-вторых, эпатирующие отморозки такого специального генезиса нужны для создания образа радикального пугала. Это будут «плохие каннибалы» в противовес другому пугалу — «фашистам, призывающим сжигать на кострах не таких, как они». Но о пугалах чуть ниже. Для начала достаточно публиковать рассказы о том, что думают про поедание человечины британские учёные и какие-нибудь радикальные отморозки иной природы.

Результат первого движения Окна Овертона: неприемлемая тема введена в оборот, табу десакрализовано, произошло разрушение однозначности проблемы — созданы «градации серого».

ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?

Следующим шагом Окно движется дальше и переводит тему каннибализма из радикальной области в область возможного.

На этой стадии продолжаем цитировать «учёных». Ведь нельзя же отворачиваться от знания? Про каннибализм. Любой, кто откажется это обсуждать, должен быть заклеймён как ханжа и лицемер.

Осуждая ханжество, обязательно нужно придумать каннибализму элегантное название. Чтобы не смели всякие фашисты навешивать на инакомыслящих ярлыки со словом на букву «Ка».

Внимание! Создание эвфемизма — это очень важный момент. Для легализации немыслимой идеи необходимо подменить её подлинное название.

Нет больше каннибализма.

Теперь это называется, например, антропофагия. Но и этот термин совсем скоро заменят ещё раз, признав и это определение оскорбительным.

Цель выдумывания новых названий — увести суть проблемы от её обозначения, оторвать форму слова от его содержания, лишить своих идеологических противников языка. Каннибализм превращается в антропофагию, а затем в антропофилию, подобно тому, как преступник меняет фамилии и паспорта.

Параллельно с игрой в имена происходит создание опорного прецедента — исторического, мифологического, актуального или просто выдуманного, но главное — легитимированного. Он будет найден или придуман как «доказательство» того, что антропофилия может быть в принципе узаконена.

«Помните легенду о самоотверженной матери, напоившей своей кровью умирающих от жажды детей?»

«А истории античных богов, поедавших вообще всех подряд — у римлян это было в порядке вещей!»

«Ну, а у более близких нам христиан, тем более, с антропофилией всё в полном порядке! Они до сих пор ритуально пьют кровь и едят плоть своего бога. Вы же не обвиняете в чём-то христианскую церковь? Да кто вы такие, чёрт вас побери?»

Главная задача вакханалии этого этапа — хотя бы частично вывести поедание людей из-под уголовного преследования. Хоть раз, хоть в какой-то исторический момент.

ТАК И НАДО

После того как предоставлен легитимирующий прецендент, появляется возможность двигать Окно Овертона с территории возможного в область рационального.

Это третий этап. На нём завершается дробление единой проблемы.

«Желание есть людей генетически заложено, это в природе человека»
«Иногда съесть человека необходимо, существуют непреодолимые обстоятельства»
«Есть люди, желающие чтобы их съели»
«Антропофилов спровоцировали!»
«Запретный плод всегда сладок»
«Свободный человек имеет право решать что ему есть»
«Не скрывайте информацию и пусть каждый поймёт, кто он — антропофил или антропофоб»
«А есть ли в антропофилии вред? Неизбежность его не доказана».

В общественном сознании искусственно создаётся «поле боя» за проблему. На крайних флангах размещают пугала — специальным образом появившихся радикальных сторонников и радикальных противников людоедства.

Реальных противников — то есть нормальных людей, не желающих оставаться безразличными к проблеме растабиурования людоедства — стараются упаковать вместе с пугалами и записать в радикальные ненавистники. Роль этих пугал — активно создавать образ сумасшедших психопатов — агрессивные, фашиствующие ненавистники антропофилии, призывающие жечь заживо людоедов, жидов, коммунистов и негров. Присутствие в СМИ обеспечивают всем перечисленным, кроме реальных противников легализации.

При таком раскладе сами т.н. антропофилы остаются как бы посередине между пугалами, на «территории разума», откуда со всем пафосом «здравомыслия и человечности» осуждают «фашистов всех мастей».

«Учёные» и журналисты на этом этапе доказывают, что человечество на протяжении всей своей истории время от времени поедало друг друга, и это нормально. Теперь тему антропофилии можно переводить из области рационального, в категорию популярного. Окно Овертона движется дальше.

В ХОРОШЕМ СМЫСЛЕ

Для популяризации темы каннибализма необходимо поддержать её поп-контентом, сопрягая с историческими и мифологическими личностями, а по возможности и с современными медиаперсонами.

Антропофилия массово проникает в новости и токшоу. Людей едят в кино широкого проката, в текстах песен и видеоклипах.

Один из приёмов популяризации называется «Оглянитесь по сторонам!»

«Разве вы не знали, что один известный композитор — того?.. антропофил.»

«А один всем известный польский сценарист — всю жизнь был антропофилом, его даже преследовали.»

«А сколько их по психушкам сидело! Сколько миллионов выслали, лишили гражданства!.. Кстати, как вам новый клип Леди Гаги «Eat me, baby»?

На этом этапе разрабатываемую тему выводят в ТОП и она начинает автономно самовоспроизводиться в массмедиа, шоубизнесе и политике.

Другой эффективный приём: суть проблемы активно забалтывают на уровне операторов информации (журналистов, ведущих телепередач, общественников и тд), отсекая от дискуссии специалистов.

Затем, в момент, когда уже всем стало скучно и обсуждение проблемы зашло в тупик, приходит специальным образом подобранный профессионал и говорит: «Господа, на самом деле всё совсем не так. И дело не в том, а вот в этом. И делать надо то-то и то-то» — и даёт тем временем весьма определённое направление, тенденциозность которого задана движением «Окна».

Для оправдания сторонников легализации используют очеловечивание преступников через создание им положительного образа через не сопряжённые с преступлением характеристики.

«Это же творческие люди. Ну, съел жену и что?»

«Они искренне любят своих жертв. Ест, значит любит!»

«У антропофилов повышенный IQ и в остальном они придерживаются строгой морали»

«Антропофилы сами жертвы, их жизнь заставила»

«Их так воспитали» и т.д.

Такого рода выкрутасы — соль популярных ток-шоу.

«Мы расскажем вам трагическую историю любви! Он хотел её съесть! А она лишь хотела быть съеденной! Кто мы, чтобы судить их? Быть может, это — любовь? Кто вы такие, чтобы вставать у любви на пути?!»

МЫ ЗДЕСЬ ВЛАСТЬ

К пятому этапу движения Окна Овертона переходят, когда тема разогрета до возможности перевести её из категории популярного в сферу актуальной политики.

Начинается подготовка законодательной базы. Лоббистские группировки во власти консолидируются и выходят из тени. Публикуются социологические опросы, якобы подтверждающие высокий процент сторонников легализации каннибализма. Политики начинают катать пробные шары публичных высказываний на тему законодательного закрепления этой темы. В общественное сознание вводят новую догму — «запрещение поедания людей запрещено».

Это фирменное блюдо либерализма — толерантность как запрет на табу, запрет на исправление и предупреждение губительных для общества отклонений.

Во время последнего этапа движения Окна из категории «популярное» в «актуальную политику» общество уже сломлено. Самая живая его часть ещё как-то будет сопротивляться законодательному закреплению не так давно ещё немыслимых вещей. Но в целом уже общество сломлено. Оно уже согласилось со своим поражением.

Приняты законы, изменены (разрушены) нормы человеческого существования, далее отголосками эта тема неизбежна докатится до школ и детских садов, а значит следующее поколение вырастет вообще без шанса на выживание. Так было с легализацией педерастии (теперь они требуют называть себя геями). Сейчас на наших глазах Европа легализует инцест и детскую эвтаназию.

КАК СЛОМАТЬ ТЕХНОЛОГИЮ

Описанное Овертоном Окно возможностей легче всего движется в толерантном обществе. В том обществе, у которого нет идеалов, и, как следствие, нет чёткого разделения добра и зла.

Вы хотите поговорить о том, что ваша мать — шлюха? Хотите напечатать об этом доклад в журнале? Спеть песню. Доказать в конце концов, что быть шлюхой — это нормально и даже необходимо? Это и есть описанная выше технология. Она опирается на вседозволенность.

Нет табу.

Нет ничего святого.

Нет сакральных понятий, само обсуждение которых запрещено, а их грязное обмусоливание — пресекается немедленно. Всего этого нет. А что есть?

Есть так называемая свобода слова, превращённая в свободу расчеловечивания. На наших глазах, одну за другой, снимают рамки, ограждавшие обществу бездны самоуничтожения. Теперь дорога туда открыта.

Ты думаешь, что в одиночку не сможешь ничего изменить?

Ты совершенно прав, в одиночку человек не может ни черта.

Но лично ты обязан оставаться человеком. А человек способен найти решение любой проблемы. И что не сумеет один — сделают люди, объединённые общей идеей. Оглянись по сторонам.»

Почему педерастов хотят сделать геями или зачем нужна легализация однополых браков

Оригинал взят у zlydnikov в Почему педерастов хотят сделать геями или зачем нужна легализация однополых браков

  


С помощью определённых технологий в общественное сознание можно внедрить любую идею. Такие технологии существуют с древности и «мировая закулиса» успешно их применяет, манипулируя обществом.


Суть этой технологии, которая по своей эффективности может превзойти термоядерный заряд, впервые описал американский социолог Джозеф Овертон, в честь которого её и стали называть «Окно Овертона».


Перейдя по ссылке, можно подробно ознакомиться с применением модели Овертона на пока ещё гипотетическом примере легализации каннибализма, т.е. права граждан на поедание друг друга. Почему пока? Вполне возможно, что и это окно возможностей уже где-то запущено в работу, также, как в «передовой» Европе во всю ведётся работа по легализации педофилии, инцеста и детской эвтаназии.


Мы же подробнее остановимся на гомосексуализме, тем более, что это совсем не гипотетическая, а очень даже актуальная тема.


Гомосексуализм существует очень давно и отношение в обществе к этому явлению тоже давно сформировалось. Относились к нему, как к чему-то мерзкому и постыдному, как минимум – ненормальному. На протяжении столетий в большинстве стран мира существовало уголовное преследование за гомосексуальные отношения. В Советском Союзе мужеложество преследовалось по закону с 1939 по 1993 годы.


Во второй половине ХХ-го века стало отчётливо видно действие модели Овертона в продвижении гомосексуализма от явления немыслимого и радикального до нормального.


Collapse )

Хрен вам моржовый, а не полигамию!

Оригинал взят у paula_rotterdam в Хрен вам моржовый, а не полигамию!
Мужчины очень любят оправдывать желание тыкать своим членом во все мимо проходящие отверстия заботой о своём здоровье и - главное - полигамией!



Мол, против природы не попрешь - сделала она нас, мужчин, полигамными, а вас, женщин, моногамными.

[Мне все это надоело.....]Мне все это надоело, и я решила привести научное объяснение бредовости всех этих теорий.


Начну с того, что если среди животных встречается полигамный ВИД, то полигамны тут все - как самцы, так и самки. Видов, где полигамен лишь один пол, природой не предусмотрено в принципе - это просто-напросится ей невыгодно. Более того, брачное поведение вида является одним из видовых признаков, и оно обязательно для всех представителей.

У самцов тех животных, которым природой предусмотрено быть полигамными, есть бакулюм, или специальная кость, которая находится в члене.

Эта кость служит для увеличения продолжительности полового акта, а также она даёт больше шансов забеременеть именно от этого самца.

Дело в том, что бакулюм не только поддерживает пенис в течение соития, тем самым удлиняя половой акт, но также и предохраняет мочеиспускательный канал от пережимания, что обеспечивает доставку семени в половые органы самки.

Совокупность этих факторов увеличивает шанс самца оплодовторить самку (что особенно важно при полигамии).

Такая кость есть, например, у моржей, летучих мышей, грызунов и некоторых человекообразных обезьян.

А вот у человека ее нет.

В ходе эволюции бакулюм у нас сначала уменьшился, а затем и вовсе исчез, ибо средняя продолжительность полового акта у людей составляет 3 минуты, и никакая кость ему для этого не нужна.

Заметьте, это не я сейчас придумала.

Поэтому если бы природа, на которую вы так часто уповаете, действительно сделала бы вас "полигамными", то хотя бы сохранила бы вам эту кость.

Поэтому те, кто считает себя полигамными - они не до конца сэволюциониррвали. Потому что полигамы - это животные, которые не образуют устойчивых пар в прицнипе. Но вы-то пару образовать хотите, жениться хотите, но и гулять при этом тоже хотите!


Так что прекратите уже оправдывать своё блядство якобы полигамией. Будьте честны прежде всего перед самими собой.

Правила безопасности, которые надо рассказать детям.

Источник: adme.ru

При обсуждении с маленькими детьми потенциально опасных ситуаций уделите внимание образу незнакомца. Например, мой сын считал, что опасный человек - преступник - будет обязательно одет в полосатую робу (как у арестантов в мультиках) и у него будет злое лицо. И для ребенка было совершенным открытием, что злодеем может оказаться даже милая старушка с котенком.

1. Скрывать имя и фамилию

Не пишите имя и фамилию ребенка на его вещах, не вешайте именных брелоков на детский рюкзак, не подписывайте ланч-бокс или термос. Так его имя может узнать кто-то чужой. Если незнакомец обращается к ребенку по имени, он сразу вызывает у него доверие и дальше может манипулировать малышом.
Лучше напишите на бирке свой телефон — на случай, если вещь потеряется.

Подобные бирки с номерами телефонов (мой и жены) печатал на самоклейке и приклеивал с тыльной стороны пенала, телефона и чехла планшета.

2. Убегать от машин в обратном направлении

Мы учим детей не садиться в машину к незнакомцам — это правильно. Пусть ребенок усвоит еще одно правило: если возле него затормозила машина или она едет за ним, а кто-то из машины хочет привлечь его внимание, нужно быстро убегать в сторону, противоположную движению автомобиля. Это поможет ребенку выиграть время и обратиться за помощью.

3. Придумать пароль для семьи

Если незнакомец предлагает ребенку пойти туда, где его ждут мама или папа, пусть ребенок попросит его назвать имена родителей и пароль. Придумайте вместе с ребенком кодовую фразу для экстренного случая, если вдруг попросите кого-то из знакомых забрать ребенка из садика или школы. Пароль должен быть неожиданным, чтобы его невозможно было отгадать: например, «пушистый апельсин».

Об этом методе узнал недавно в художественном фильме. Девочка спросила незнакомых, что именно сказал папа, но не услышала секретную фразу.
Взрослые, кстати, тоже используют этот метод, например, при идентификации в службе поддержки банка.

4. Установить отслеживающие приложения или сигнал SOS в телефоне

Благодаря GPS-датчику приложение показывает координаты вашего ребенка и уровень заряда батареи его телефона.
Эти приложения можно установить ребенку на смартфон. Если не знаете, какие, сходите на авторитетный ресурс по мобильным устройствам, например, 4pda.ru/forum

5. Носить часы с тревожной кнопкой

Гаджеты с тревожной кнопкой бывают в виде часов, брелока, браслета или медальона. Родители через специальное мобильное приложение могут постоянно отслеживать местонахождение ребенка, а если он нажимает на кнопку, сигнал получают родители или служба безопасности.

Своему ребенку в начальных классах купил простенький телефон, в котором была функция SOS - надо было 5 раз нажать кнопку отбоя. Также телефон умел отправлять СМС на мой номер при смене симки - помогло когда ребенок потерял телефон, а его нашли, выкинули мою симку и вставили свою.

6. Кричать «Я его не знаю!»

Скажите ребенку, что если его схватил незнакомец, то можно и нужно быть «плохим»: кусаться, пинаться, царапаться и привлекать внимание любой ценой, даже если очень страшно. Нужно громко кричать: «Я его не знаю! Он хочет меня увести!»

7. Прекращать разговор и держать дистанцию

Ребенок должен знать, что незнакомцы могут заболтать не только детей, но и взрослых, поэтому важно быстро уйти в безопасное место уже через 5–7 секунд после начала разговора. Следует стоять от незнакомца на расстоянии 2–2,5 метров; если он приближается, нужно делать шаг назад. Вместе с ребенком отрепетируйте эту ситуацию, покажите дистанцию в 2 метра и предупредите, что во время беседы ее нужно сохранять.

8. Не заходить в лифт с незнакомцами

Научите ребенка ждать лифт спиной к стене, чтобы видеть всех, кто к нему подходит. И если это незнакомец или кто-то малознакомый, под любым предлогом не заходить с ним в лифт: делать вид, что что-то забыл, или идти к почтовому ящику. Если кто-то приглашает войти, лучший вариант — вежливо ответить, что родители разрешают ездить в лифте только одному или с соседями. Если незнакомец пытается затащить в лифт или зажать рот, нужно драться, кричать и кусаться.

Хороший пример - соседские дети никогда не зайдут в лифт с посторонними, даже со мной или моими детьми. Либо сами, либо со своими родителями.

9. Не говорить, что родителей нет дома

Если на вопрос «Кто там?» никто не отвечает или в глазке никого не видно, нельзя открывать дверь даже совсем чуть-чуть, чтобы посмотреть, кто это. Нельзя говорить, что родителей нет дома, даже если незнакомец представляется их другом или работником коммунальных служб. Если он очень настойчив и ломится в квартиру, нужно срочно звонить родителям или соседям.

Это известно с детства. Меня учили говорить "папа пришёл со смены и спит, будить нельзя".

10. Не встречаться с интернет-знакомыми

Предупредите ребенка о том, что в современном мире преступники могут найти свою жертву через интернет, и не всегда «Миша из соседнего дома» — это действительно соседский 10-летний мальчик. Безобидную переписку может вести опасный человек. Объясните, что нельзя сообщать незнакомым людям, даже детям, свой телефон, адрес, фамилию, посылать фотографии и рассказывать, когда и где любишь гулять. И тем более нельзя соглашаться на прогулку с незнакомым человеком.

Это уже из современных реалий.

Соседи

Эта пара вызвала много пересудов среди местного бомонда.

Та квартира на двенадцатом этаже долго пустовала. Может хозяева цену непомерную заломили и ее никто не брал. Не знаю, не интересовался. Но так уж случилось, я стал свидетелем заселения.

Этой весной, в конце апреля, у пацана моего зубки начали резаться. Он сам вторую неделю не спал и нам не давал. Укачал я его в очередной раз, а сам на балкон покурить вышел. Тут вижу – подъезжает большая грузовая машина, а с ней – обычная желтая «Газель». Не совру – начала седьмого на часах было. Из «Газели» высыпало мужиков десять, все с синих фирменных спецухах и давай грузовик разгружать. Я так сразу и подумал, что в ту квартиру – других то пустых у нас не было. Ну, я особо то не приглядывался, докурил и спать пошел.

И опять – чистая случайность, что я оказался во дворе, когда они гулять первый раз вышли. Я нес домой пакеты из «Ашана», когда дверь подъезда распахнулась и показалась коляска. Обычная детская коляска для новорожденных. А с ней – мужчина и женщина, оба лет под сорок. Я посторонился, подождал, когда они проедут и пошел домой. Здоровались ли они с бабками на лавке - не прислушивался, но, кажется, нет.

Гуляли они долго. Часа два, не меньше. Почему знаю – я курю по сигарете в час и когда второй раз на балкон вышел, они все еще ходили по двору. В одну сторону семь подъездов и в другую – пять. Она коляску везет, он молча рядом идет. Помню, позавидовал еще. Мой то малой – полчаса тихо не пролежит, а тут ни разу не слышал, чтобы ребенок закричал. Женщина время от времени останавливалась, наклонялась над коляской, что то там поправляла и они шли дальше. Но, честно говорю, особо я не приглядывался – нужны они мне больно…

На неделе я работаю допоздна, так что, если они и гуляли, то это было без меня. Жена правда через неделю начала рассказывать, что весь двор судачит про новосёлов. И сколько им лет. И ребенок – внук или их ребенок. И вообще, странные люди. Ни с кем не разговаривают, не здороваются. Никто даже не знает, как их зовут и кто в коляске – мальчик или девочка. Выходят на два часа утром и на два вечером. Молчком коляску толкают. И ребенок на редкость тихий – ни разу не заплакал, ни закричал. Больной что ли? А когда Степановна (ух, эта всезнающая любопытная крыска Степановна – сам бы лично придушил!!!) нос свой было в коляску сунула «Кто тут у нас такой хорошенький?», её мужик так ласково плечиком подвинул, что она на скамейку отлетела и потом целый день зад потирала – шибанулась видно обо что то. Ну, это ей поделом – кто порешительней нос буратинистый отпилил бы ей, а?

Тут через пару недель опять я сумки с «Анаша» тащил. А кому еще – милая то с ребенком сидит, должен же я жратву в дом принести, правда? Она мне всё напишет – распишет, а я, согласно списочку всё затарю. У нас так.

К подъезду подхожу – мужик тот стоит. Ко мне оборачивается и вдруг руку тянет:

- Сергей.

Ну а что, рука то у меня не отвалится. Я пакет на землю поставил, руку ему протянул:

- Лёха.

Собственно, и всё. Тут из подъезда жена его нарисовалась. Веселая такая, улыбается, с бабками чего то заговорила, а я домой порулил – некогда мне лясы точить, дома дел полно, на дачу завтра переезжать.

Без коляски, кстати, были. Мало ли что – может бабка с ребенком сидит?

И вот аккурат на следующий день у меня отпуск начался. Ну, я жену с сном к теще на дачу и увез. Нечего этой пылью дышать. На дворе – середина мая, тепло уже. А на крайняк – у нас обогреватель есть. Ребенкину комнату прогреем, а сами и оденемся, если чего.

До конца июня меня в городе не было. А потом я вернулся, а жену с ребенком у тещи оставил. Милая, правда, все домой порывалась уехать со мной. Говорит, её одну мать поедом съест. Характер у тещи тот еще – отставной офицер как никак. А куда деваться – на раскаленный асфальт пацана что ли тащить. Нет уж, пусть за городом до осени живут.

Как вернулся, мне крыска Степановна доложила – соседи новые пропали куда то, вторую неделю не видать. Вот невидаль – тоже небось на дачу съехали. А может и отдыхать куда укатили – ей доложить забыли.

Режим сна мне малой мой сбил конкретно. И не важно, что его рядом нет, я уже и без него каждый час просыпаюсь. И ворочаюсь, ворочаюсь… Покурить иногда выхожу на балкон. Вот и тогда, уже бычок вроде затушил, смотрю – Серегина машина подъезжает. Дверь открывается и Серега натурально вываливается. А вот это он зря! Я сам с баранкой в руках родился, но пьяным за руль никогда не сяду. Смотрю – а сосед до лавочки добрел и, похоже, спать укладывается. Ну не балбес? Барсетку как пить дать упрут, ладно, если машину не угонят.

Я спустился вниз. Серый и правда храпел уже. Я поставил машину на сигнализацию и поволок пьяного домой. Кабан, он тот еще - кило под сто, это точно. Но меня Бог фактурой тоже не обидел. Доволок я его, значит. Ключи в барсетке нашел, Серегу к стене привалил, а сам пока с замками колупался, потом свет никак не мог найти, где включить. Еще и ногой прибольно саданулся обо что то в коридоре. Увидел потом – о коляску. А что? Не все, как мы с женой – от получки до аванса гроши считают. Тут люди видно могут себе позволить – дома одна коляска, на даче – вторая, у тещи – третья…

Тут Серега в квартиру заваливается. К коляске подходит и тут… я чуть Богу душу не отдал, вытаскивает из коляски ребенка и сует мне его в лицо:

- Знакомься, - говорит, - сын это мой, Сёмочка.

Я правда быстро понял, что это кукла большая, прямо с настоящего ребенка размером, в ползунках и чепчике. Дурь какая то.

А сосед куклу за руку уже волочет куда то вглубь квартиры. Да провались ты, испугал до полусмерти. Я потом заснуть не мог!

Утром я собирался к милой на дачу, неделю не виделись, когда раздался звонок в дверь. На пороге стоял весьма помятого вида сосед

- Брат, поговорить бы нам…

Я предупредил, что времени у меня не много и проводил Серегу на кухню. Там он сразу достал непочатую бутылку и предложил выпить. Я, кончено, его понимаю, башка у него трещать конкретно должна. Рюмку я ему дал, даже закусь достал, а сам пить не стал – мне ж за руль еще. Но минут через десять я достал вторую рюмку и мы с ним наклюколись. До такого состояния, что жена со мной и на следующие выходные, когда я к ней всё таки приехал, разговаривать отказывалась. Да и вы бы наклюкались…

Десять лет назад, 2 мая, у него сын родился, Семеном назвали. А потом Семёна не стало. Есть, оказывается, такое понятие «необъяснимая смерть во сне младенцев до года». Поначалу караул был… Потом вроде перегорело, даже еще родить пытались. Но у жены случилось несколько выкидышей, короче решили, что не судьба. Стали жить вдвоем. Серега мужик не бедный, дом на Рублевке, деньги, все дела…

А пять лет назад в апреле жена вдруг стала говорить, что ей рожать скоро. Серега прибалдел сначала, думал забеременела наконец. Нет, оказалось - у жены крыша поехала. Дядька жены какое то светило медицинское. Положил на обследование, лечил чего то, а она через месяц уже и думать про ребенка забыла. Вообще не помнит, что был он у нее! Ни годины справлять, ни на кладбище ехать – везде в отказ идет – говорит, мол, не было у меня ребенка. И так – до следующего апреля. И опять все по новой. Больницы, депрессии…

А на следующий год светило это предложило Сереге утроить театр. Он снял квартиру, купил куклу, пеленки. Коляска, так та вообще настоящая была – руки не поднялись выкинуть, так и стояла в гараже в дальнем углу. И 2 мая после обеда он привозил жену. Три – четыре недели они нянчились с ребенком, пеленали, купали, колыбельные пели. А однажды жена просыпалась утром и просилась домой. И всё. До следующего года как отрезало!

Каждый год Серега в новом доме квартиру снимает, чтобы соседей не пугать, а потом возвращается с женой на Рублевку.

- Вчера было десять лет, как Сёмушки моего не стало. А жена и не помнит…

Почему дети не читают русские книги?

Школьники и чтение на русском не совместимы?
Когда происходит тот перелом, после которого ребенок перестает читать, несмотря на то, что привычку родители постарались выработать ежедневным совместным чтением в детстве? Ведь почти всем регулярно читают с рождения, у многих дома отличная русская библиотека. И, наконец, как можно увеличить шансы на то, что подросток будет читать русские книги?

Но для начала я бы хотела разрушить иллюзии оптимистичных мам малышей. Поэтому если вам дороги ваши иллюзии, то этот пункт лучше пропустить. Я очень часто читаю, как мамы дошкольников пишут, что чтение малышам в детстве – гарантия того, что дети вырастут и будут уже самостоятельно пополнять словарный запас, читая запоем великую русскую литературу. Мне кажется, что ситуация совсем другая. Чтение малышам в детстве – это формирование хорошего словарного запаса на текущий момент, без гарантий в будущем. Обычно энтузиазм проходит к школьному возрасту, когда ребенок уже умеет хорошо читать, и мамы перекладывают на него ответственность за чтение. Ребенок, что логично, уходит от чтения русских книг все дальше и дальше, и тогда: "Ему просто не нравится", "В России нет интересных книг", "Это слишком тяжело". Поэтому с мечтами о том, что мы сейчас инвестируем в ребенка время и деньги, а потом он уже как-нибудь сам, лучше расстаться вовремя.

Почему дети перестают читать?

Причина 1. Не хватает техники чтения
Об этом я уже много писала, например, здесь.
Никому не нравится делать то, что плохо получается, особенно подросткам. Поэтому ни о какой любви к самостоятельному чтению на русском речи быть не может, пока ребенок не сможет читать более-менее быстро и без ошибок. Процесс должен быть комфортным.

Что делать? Работать над техникой чтения, начиная с того времени, когда ребенок начинает учиться читать. Не растягивать на годы обучение чтению.

Причина 2. Не успеваем за повышающейся сложностью
Вот это самая большая проблема! Между детской и подростковой литературой – пропасть, через которую надо умело перекинуть мостик. Мы долго разговариваем с ребенком про зверят, а потом резко переходим на взрослые темы, на книги, которые по вокабуляру соответствуют, в принципе, взрослой литературе. От подростков мы ожидаем очень многого – в тексте и погружение в сложный внутренний мир героя, и аллюзии, намёки на другие художественные произведения, и отсылки к культурному бэкграунду, и сленг вперемешку со всеми остальными стилями речи, и множество сюжетных линий, за которыми поди уследи. Т.е. дело не только в словарном запасе!

Что делать?
Здесь есть очень сложная задача: выстроить список книг для чтения так, чтобы мы могли постепенно увеличивать сложность. И сложность лексики, и сложность сюжета, и все остальное. При том, что мы живем не в России и многих современных книг не читали и в глаза не видели. Остается подписываться на блоги, читать рецензии, формировать корзину, исходя из увиденного и прочитанного в сети.

И еще одно: сохранить традицию чтения вслух. Мне кажется, это чуть ли не единственный способ постепенно увеличивать сложность текстов. И это зона ближайшего развития, в том числе, хотя в отношении подростков этот термин почти не употребляют. Если я могу вместе с мамой прочитать 3 тома Жюля Верна, например, то 4-й могу попробовать осилить самостоятельно. Чтение мамой вслух помогает немного справиться с самой частой проблемой: то, что ребенок умеет самостоятельно читать, ему уже неинтересно, а то, что интересно, он пока прочитать не в силах.

Collapse )